Путин должен смириться: СССР – мертв, Лукашенко все эти годы лишь умело выкачивал деньги из России. Виталий Портников

Семичасовая пресс-конференция белорусского президента Александра Лукашенко – с точки зрения продолжительности общения с публикой глава Беларуси вполне может конкурировать с другим прожженным демагогом, недавно скончавшимся кубинским диктатором Фиделем Кастро – привлекла внимание к серьезному кризису в российско-белорусских отношениях, кризису, о котором Лукашенко не боится говорить откровенно, с обнародованием любимых журналистами деталей личного общения с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым.

Но мне интересны не российско-белорусские отношения с их перманентными ссорами и примирениями. Пресс-конференция Лукашенко и сопровождавший ее фон взаимных претензий и резонансных решений, вплоть до восстановления границы между двумя странами, которые официально являются частями мифического «Союзного государства», еще раз показали тщетность самого процесса постсоветской интеграции и восстановления бывшей империи. Советского Союза не будет, не будет никогда – и это радует, пишет политический обозреватель Виталий Портников для “7 дней”.

Попытки восстановления бывшей империи начались буквально на следующий же день после ее кончины. Михаил Горбачев еще не успел освободить свой кабинет, а в окружении самоуверенного президента России Бориса Ельцина уже строили планы преобразования только что созданного СНГ в прообраз нового Союза, только, разумеется, с Ельциным во главе. Утверждать, что находившаяся в экономическом кризисе, обедневшая Россия не имела тогда имперских амбиций, может только тот, кто никогда не заглядывал в пасть хищнику. На саммитах СНГ Ельцин вел себя уже не как будущий, а как состоявшийся царь. Именно в это время ухудшаются его отношения с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком – главой той части постсоветских руководителей, которые воспринимают СНГ в качестве инструмента развода, а не создания новой страны. Российские власти решают поставить на бывшего украинского премьера Леонида Кучму. Бывший директор союзного «Южмаша», Кучма кажется куда более восприимчивым к интеграционным иллюзиям Ельцина. Ему помогают, что называется, всем миром – деньги, реклама на Российском телевидении, которое тогда остается главным источником информации для украинцев, приезд в Киев большой группы московских политических диверсантов во главе с тогда еще моложавым, но от этого не менее опасным Константином Затулиным. В Крыму разворачивается параллельная операция, цель которой – отделение полуострова от Украины. Президент автономии Юрий Мешков буквально окружен российскими агентами: его администрацию возглавляет бывший союзный депутат и сотрудник администрации президента России Виктор Минин, правительство – московский экономист Евгений Сабуров. С российскими спецслужбами тесно сотрудничает спикер крымского парламента Сергей Цеков, будущий участник «крымской весны».

В Беларуси Кремль делает ставку на премьера Вячеслава Кебича, который должен стать президентом и осуществить программу мягкого воссоединения с Россией. Сторонники суверенного пути развития страны – прежде всего «отец» ее независимости Станислав Шушкевич и его преемник в кресле главы парламента Мечислав Гриб – скомпрометированы с помощью депутата-«антикоррупционера» Александра Лукашенко. Но происходит непредвиденное – Лукашенко отказывается быть простой отмычкой в руках Кебича, бросает вызов премьеру и побеждает его на первых – и последних – свободных выборах президента Беларуси.

В Москве в бешенстве. Премьер-министр Виктор Черномырдин, который приезжает поддержать Кебича перед решающим вторым туром выборов президента Беларуси, не только не разговаривает с Лукашенко, но даже не подает руки наглому выскочке. Победа Лукашенко ничего не меняет в отношении к новому главе Беларуси. В Москве решают сосредоточиться на интеграции с Украиной – Беларусь может и подождать.

И тут Кремль поджидает серьезное разочарование. Кучма вовсе не собирается ни присоединять Украину к России – в любом виде, ни отдавать бывшей метрополии Крым. Кучма и его новый премьер, бывший глава украинской Службы безопасности Евгений Марчук выдавливают из автономии и Мешкова, и его московских хозяев. После этого Марчук участвует в непростых переговорах по Черноморскому флоту, в ходе которых становится ясно, что Киев собирается согласиться лишь с временным характером базирования россиян в Севастополе. Взбешенный Ельцин несколько раз переносит свой визит в Киев. Ему уже никогда не стать настоящим царем, его удел – быть обычным президентом бывшей советской республики. Какой позор!

И вот тогда на сцене появляется Лукашенко. Нелюбимый белорусский президент готов не только осуществить интеграционную программу неудачника Кебича, но и осуществить все те планы, которые в Кремле отводились Украине – только для Беларуси. Взамен Лукашенко хочет денег и надежду на то, что именно он станет преемником Ельцина в качестве президента «Союзного государства».

Лукашенко получает и то, и другое. Начинается «разноскоростная интеграция» на постсоветском пространстве, которая, однако, приводит отнюдь не к тем результатам, о которых мечтал Ельцин. Другие президенты вовсе не хотят равняться на Лукашенко – напротив, на саммите СНГ в Кишиневе в 1997 году все они устраивают Ельцину настоящую головомойку за эту самую «разноскоростную интеграцию» и превращение Содружества в «Скотный двор» Оруэлла, на котором есть республики, «более равные», чем остальные. Начинается самое настоящее отчуждение России и Беларуси от бывших советских республик.

В Москве начинают понимать, что интеграция с Беларусью – это лишь эрзац. Что без Украины ничего не получится. С этого момента усилия российских спецслужб сосредоточены на этой стране. Хитроумная спецоперация, начавшаяся в период исчезновения и гибели журналиста Георгия Гонгадзе и обнародования компрометировавших президента Леониду Кучму «пленок Мельниченко» приводит к успеху. Украинский президент соглашается с подписанием соглашения о Едином экономическом пространстве и выдвижением в качестве преемника давнего агента Кремля, губернатора Донецкой области, рецидивиста Виктора Януковича. Но планы Москвы сорваны Майданом 2004 года. Даже победа Януковича на выборах в 2010 году не приближает Россию к желанной цели. Один из российских чиновников говорит мне тогда, что Украина – как больной, у постели которого нет родственников. И нужно только дождаться смерти больного, чтобы забрать его матрас вместе с золотыми ложечками под ним. Но когда украинская экономика гибнет, происходит Майдан 2013-2014 годов и бегство Януковича. Именно в этот момент у Владимира Путина не выдерживают нервы. Он аннексирует Крым и начинает войну на Донбассе. Интеграция с Украиной завершена.

Беларусь все эти годы живет в тени интеграционного мифа. К несуществующему Союзному государству прибавляется еще и Евразийский экономический союз, в создании которого, помимо Лукашенко и Путина, участвует казахстанский президент Нурсултан Назарбаев. Фактически строитель этнократического государства, Назарбаев с помощью интеграционных мифов умело успокаивает и обезвреживает собственное русское население, количество которого в Казахстане неуклонно снижается до безопасных для новой этнократии цифр. Назарбаев – великолепный партнер для Лукашенко. Оба автократа умело блокируют любые попытки Путина превратить Евразийский союз в подобие государства, оставляя за ним функции ностальгической витрины. Впрочем, сам Путин тоже не промах – он готов имитировать политическую интеграцию, но когда речь идет об экономике, не соглашается ни на какие компромиссы.

Все эти долгие годы Россия платит Лукашенко, а он выколачивает из нее деньги с помощью то лозунгов, то шантажа. То, что белорусский президент решил рассказать, как все происходило на самом деле, свидетельствует только об одном: российские деньги кончились. А вместе с ними завершилась и постсоветская интеграция. Советского Союза не будет.

Источник: dialog

   

Залишити коментар