Lexus я уже продал. Вместо него купил Range Rover – украинский вундеркинд

LIFE, Україна

Со скольки лет человек становится взрослым? Не юридически, потому что здесь все и так понятно, а ментально? На этот счет не существует единого мнения. Кто-то считает себя юношей и в 20, и в 30 лет, наивно полагая, что время взрослеть еще не настало. А кто-то не желает ждать даже совершеннолетия, начиная зарабатывать огромные деньги еще за школьной партой.

Сегодняшний наш герой точно относится ко второй категории. Киевлянин Дмитрий Макаров начал зарабатывать в 12 лет на соревнованиях по киберспорту, а в 16 – с нуля открыл рекламное агентство, где сейчас трудится уже 40 человек.

О планах на ближайшие два года, своем новом Range Rover, трудном рабочем графике и многом другом в его интервью “Обозревателю”.

– Расскажите подробнее вашу историю. С чего вы начинали?

– Я начинал с киберспорта. Играл на турнирах по Dota и Counter-Strike, выигрывал призовые. Потом подумал: а зачем мне играть самому? Нужно, чтобы играли другие. Тогда я нашел первого партнера-спонсора, который был готов выделять деньги на команду, и мы ее создали. Он выделял примерно по $200, из которых половина шла на содержание команды. Команда начала брать призовые, и с этого я получил первый серьезный заработок.

– Помните момент, когда решили перейти от киберспорта в сферу рекламного бизнеса? Как это все происходило?

– Все равно в киберспорте 80% дохода приносила спонсорская реклама. Поэтому со временем мы решили сосредоточиться только на ней. Сейчас у нас рекламное агентство, которое работает в основном на интернет. Это Youtube, соцсети, прямые трансляции и т.д.

Вообще этой темой я занимаюсь года два, а наша компания существует девять месяцев.

– Как вы сумели заставить окружающих не смотреть на ваш возраст, а относиться как к равному?

– Я искал в интернете солидного человека, который бы мог ходить со мной на встречи. Нашел такого, его мое предложение заинтересовало, и мы начали работать.

– Сколько часов в сутки вы сейчас работаете?

– Сейчас мы приходим на 8.30 и работаем где-то до 19-20 часов. Но по графику работает офис, а я работаю и ночами, и утром. Это сложная работа. Иногда нужно и общаться с клиентами в неформальной обстановке.

– Вам 16, и вы уже на годы опередили практически всех своих одногодок. Поддерживаете с кем-то общение?

– Я вообще не общаюсь со сверстниками.

– Читал, что вы бросили школу после девятого класса. Помните тот самый разговор с родителями?

– Он был очень долгим. Но радует, что в конце концов мы друг друга поняли.

– Любимая работа – это классно, но развлекаться тоже нужно. Как вы отдыхаете?

– Вот сейчас абонемент в спортзал купил (со смехом). По-разному. Летом – это вейкборд, а зимой хочу покататься на сноуборде.

– По-любому у вас иногда возникают ситуации, когда сотрудника нужно жестко поругать. Заметил, что у вас очень молодой офис, но есть и люди постарше, годящиеся вам в отцы. Как вы их вычитываете?

– Нормально вычитываю (с улыбкой). Можете потом у них спросить. Я думаю, что они комментарии дадут.

– Бывшие однокласники уже обращались к вам с просьбами: “Дим, возьми нас к себе на работу?”.

– Не знаю. Может, кто и обращался. До меня такие просьбы не доходят, отправляясь в HR-отдел. Сейчас я уже ищу специалистов, людей с опытом. Мы отошли от политики: набираем кучу молодых ребят, обучаем их и воспитываем. Нам нужны молодые, но опытные.

– Но многие крупные IT-компании ведут себя именно так. Набирают талантливых ребят, и воспитывают, что называется, под себя. Вы считаете, что это тупиковый вариант или были другие причины для отказа от такой стратегии?

– В определенный момент это позволило нам добиться успеха и дорасти до определенного уровня, но это не масштабируемая штука. Молодых ребят, для которых это первое место работы, нужно воспитывать, тратить очень много времени. Они не понимают рынка, и часто переоценивают себя.

То есть к нам приходит парень, который считает себя молодым гением и выкатывает огромный ценник. А этих денег он объективно не стоит.

В этот момент наш разговор на минуту прерывается. В кабинет заходит секретарь Дмитрия, принося нам чай и кофе. Я полагаю, это хороший момент, чтобы в шутку узнать ее мнение про босса.

– Скажите, а Дмитрий строгий руководитель?

Девушка явно не ожидала вопроса в лоб, поэтому немного засмущалась, но все же ответила: “Хороший. Он справедливый директор”.

После этого секретарь удалилась, а мы продолжили разговор.

– Когда мне сказали, что есть парень, который в 16 лет заработал на Lexus, то я обалдел. Мне как человеку, который в 24 года не собрал еще даже на Lanos очень интересно: что вы чувствовали, когда в 16 лет покупали себе такую машину?

– Я его уже продал (со смехом) и купил себе другую машину.

– Какую?

– Range Rover. Эмоции хорошие. Приятные. Я уже начал учиться ездить, мне это достаточно интересно.

– Ваш возраст вас не раздражает? Например, сейчас вам по карману уже практически любая поездка, но для этого нужно оформлять дополнительные бумаги и т.д.

– В последний год я только по Украине ездил. Карпаты, Львов, Одесса – где я только не был. За границей я еще поезжу. Правда был недавно один день на Кипре случайно.

– Это как?

– Я прилетел утром и улетел тем же вечером. Летал на встречу.

– Самолет был случайно не частный?

– Нет, самолет я пока еще не купил (с улыбкой).

– Я думаю, что многим родителям, которые прочитают это интервью, будет интересно: вас как-то по-особенному воспитывали?

– А меня никто особенно не воспитывал. Просто так вышло. Я читал книги, общался со сверстниками, играл в игры. Учился в школе с углубленным изучением английского.

– У вас есть какой-то ориентир или пример для подражания? Может быть Илон Маск или Цукерберг?

– У меня нет ориентиров. Я не люблю даже, когда ребята говорят, что нам нужно дорасти до уровня какой-то такой компании. Даже тот же Apple – это не показатель успеха. Они стоят триллион долларов. а можно стоить и десять триллионов. Пределов нет.

Источник: obozrevatel